Он-лайн консультирование Вопрос-ответ Задайте вопрос психологам центра Увлекательные встречи. Фотогалерея.
Рейтинг семйного психологического центра Отражение

Сказки о Марте

Тэги: сказки, Марина Андреева

«Опоздавший сон Марты»

Марте не спалось. Было скучно. Она уже повертелась во все стороны. Накрылась одеялом и снова раскрылась. Залезла под подушку. Но и там не было ничего интересного. Сна – не было. Это ужасно не справедливо лежать в кровати и не смотреть сны. А сны Марта любила, они напоминали ей мультики. Но сегодня от чего-то сон н шел к Марте. Не шел, даже если она закрывала глаза, так, что ресницы переплетались друг с другом. Марта Вздохнула. Перевернулась на бок и начала смотреть в окно. Пусть на улице ночь и темно, но может там будет хоть что-то интересное? Но что может быть интересного ночью, за окном, в спальном районе в многоэтажке? И тут Марта загрустила и подумала, что если хорошо похныкать, то придет мама и все сразу наладится. Или можно еще посмотреть, что может быть интересного на стене?

А в это время во всем городе никак не могли уснуть малыши. И все без исключения мамы, большие и маленькие, толстые и тонкие, никак не могли понять, почему малыши не спят?

Тем временем в маленькой, но очень уютной норке (всего на 3 комнаты) сидела чудесная мышиная компания и грызла сыр. Дело в том, что к самой маленькой мышке, Соне, приехали 2 ее сестры – Дрема и Бессоня. И сегодня они весь день гуляли по городу, ели мороженное, а сейчас, три симпатичные мышки пили яблочный компот и ели сыр.

- Как здорово, что мы набрали сегодня яблок, - сказала Дрема. Она сидела на самом большом яблоке, которое смогла вкатить в нору. И самом сладком, потому что была сладкоежкой и очень толстой мышкой. Что конечно никак не помешало ей собирать яблоки, и особо сладко пахнущие прикатить домой. Итак, раскинув хвосты на пол и яблоки, мышки вели вечернюю беседу. Бессоня была очень хорошей рассказчицей и сестры смеялись и болтали без умолку. А Соня даже совсем забыла смотреть на время. Бессоня рассказывала про яблочные пироги, потом про печеные яблоки с медом, (Дрема тем временем закончила есть сыр, надкусила свое яблоко и принялась тихонько его грызть). Потом она рассказывала про яблочное варенье, яблочную пастилу и яблоки в карамели. Норные часы показали 21.00, 22.00, 23.00…Звук будильника Соня пропустила из-за громко хрустнувшего яблока.

А Марта все никак не могла уснуть. …

Дрёма догрызла яблочко и покатила огрызок к выходу. Мусор в доме Соня не терпела, она была очень чистоплотной мышкой. Дрема вернулась, почесала животик и сказала, что на небе потрясающие звезды, и можно было бы полежать и на них посмотреть. Мышки веселой гурьбой вывалились из дома и стали считать звезды. И почему-то ни темное небо ни сами звезды, ни луна, не напомнили Соне, что уже давно пора разносить сны. (А будильник то прозвонил, но под завалами яблок и хрустом Соня этого не услышала.)

Звезды на небе мерцали и сияли. Некоторые звезды сами собой складывались в рисунки (созвездия). Соня знала два - большую и малую Медведицу. Преисполненная гордости, она показала небесных медведей сестрам. Мышки тут же заспорили, любят ли мышки так же сильно играть в мяч как и мышки? Луна подмигивала и мишкам, и мышкам. Стрелка часов приближалась к 12, а Соня еще не вышла на работу. Пока Дрема не спросила в чем она обычно разносит сны. И тут Соня всполошилась, забежала в норку, откапала под яблоками рюкзачок и побежала в припрыжку по лунной дорожке. Сестры бежали за ней. Особенно сложно было толстенькой Дреме, которая на всякий случай несла с собой дольку яблока. Мы с тобой, пищали они, нам интересно!

Марта от скуки разглядывала рисунок на обоях. Закидывала ноги то на стену, то обратно на кровать. Когда ей стена надоела, она повернулась к окну. По подоконнику шли три мышки – худенькая, пухленькая и толстенькая. Толстенькая тащила за собой дольку яблока. От удивления Марта замерла, обняв подушку. Мышки не просто шли, а как будто приплясывали, потрясывая хвостиками. Добравшись до середины подоконника, пухленькая мышка встала на задние лапки, открыла неведомо откуда взявшийся рюкзачок, из которого посыпались искорки похожие на звезды. Они подлетели к потолку и превратились в медведицу и медвежонка. Медвежонок кувыркался и прыгал по маме. Скатывался как с горочки с ее спины, ходил на передних лапах и даже делал колесо! Как здорово подумала Марта, и сама не заметила, как уснула.

Дверь, почти не скрипя, тихонько открылась. И мама заглянула в комнату. Марта спала на животе обняв подушку, а за окном на тёмном августовском небе мерцала Большая Медведица.


"Сказка для Марты"

Соня спала, свесив заднюю лапку и зарывшись мордочкой в подушку. Для мышки она была совсем маленькая, чуть меньше чем обычный спичечный коробок. И…немножко пухлая. Дело в том, что Соня очень любила печенье. Соня была очень воспитанная мышка, поэтому больше одного печенья за раз она, никогда не брала. Хотя вы понимаете, что одно печенье — это очень, очень мало. Но, во-первых, я уже сказала, что Соня была воспитанной мышкой. А во-вторых, она очень боялась потолстеть, потому что ей тогда совсем не удастся появляться из ниоткуда и исчезать в никуда.

Соня спала сладко и крепко, ведь это часть ее самой важной работы, придумывать сны для самых маленьких, а потом приносить их в дом. И конечно для этого, просто необходимо подкрепляться печеньем.

В это самое время, когда на улице стало уже совсем темно, мама укладывала Марту спать. Марта спать отказывалась и прыгала по кровати. Кровать скрипела, Марта смеялась и Соня, перевернувшись, упала. Конечно, ей хотелось еще поваляться немного и узнать, чем же кончилось приключение Белого зайца, которого она видела во сне, и поэтому она хвостиком натянула на себя одеяло. Досмотреть сон ведь можно и на полу, рассудила Соня и устроилась поудобнее. Тем временем мама уговаривала Марту лечь. Мама говорила ей о том, что если ложиться вовремя, то приходят самые чудесные и красивые сны. Соня уже конечно весьма удобно устроилась, но слушая маму, поняла, что валяться-то ей совсем некогда. Уже нужно собираться за печеньем и разносить сны. А ведь еще маленькой мышке предстояло решить, кому и какой сон нести. Сны, если их нести все сразу и для всех, на самом деле очень тяжелые.

Соня вздохнула. Начистила хвост, умыла мордочку и засобиралась на выход. Она еще ни разу не приходила к Марте. И надо было догадаться, как пробраться в незнакомую квартиру. Соня взяла свой маленький фонарик, сложила приготовленный сон в рюкзачок, взяла карту Мартиной квартиры и пошла в путь. А путь ей предстоял близкий и не очень. И сон, плохо улегшись в рюкзачке, немного брыкался и щекотал Соню за пухлые бочка.

По карте, свету фонарика и маминому голосу Соня добралась до Мартиной квартиры. Но дверь, впрочем, как и всегда, оказалась закрытой. Ну и ладно, подумала Соня, войду через кухню, заодно и посмотрю, оставили ли мне немножко печенья.

Соня забралась на кухню и пошевелила носом. Чем-то очень вкусным пахло прямо со стола. Соня слезла по шкафчикам на кухонный стол и оказалась среди посуды. Посветила себе осторожно фонариком и огляделась по сторонам. Так, вот это самая большая вазочка. Наверное, печенье лежит в ней. Соня тихонько подвинула ложку и приставив ее к вазочке полезла наверх. Но вазочка оказалась закрыта. Тогда Соня выключила фонарик, запихала его в кармашек рюкзачка и стала осторожно отодвигать крышку. Пахло чем-то сладким, но в темноте было совершенно не видно, что же это такое? Соня, балансируя на одной лапке, попыталась свесится вниз, чтобы может быть по вкусу понять, печенье это или все-таки нет? О без фонарика было не разобраться. Соня попыталась вынуть его снова и включить себе свет. И оказалось, что в вазочке сахар! От разочарования Соня не смогла удержать равновесие и упала на стол вместе с ложкой. В темной и пустой кухне ложка очень громко звякнула об стол. Соня замерла и прислушалась. Вдруг прямо сейчас кто-то войдет и увидит ее вместе с рюкзачком прямо по середине стола?! Но никого не было. Соня вздохнула и закусив немного дрожащий хвост, отправилась дальше исследовать стол. В хлебнице лежал хлеб, Соня давно это знала, и это было не так уж и интересно. Еще стояли чашки, пара блюдец. Чайник с заваркой и что-то еще. Соня даже успела подумать о том, как много посуды в этом доме! Как вдруг, она увидела маленькую розетку с чем-то темным внутри. От этого «чего-то» исходил наивкуснейший цветочный запах. И Соня конечно же засунула туда свой нос. Нос увяз в чем-то липком и сладком. Мед! Радостно подумала Соня и полезла другой карман рюкзачка чтобы проверить, а не забыла ли она прихватить с собой ложечку? Ложечка оказалась на положенном ей месте. Поудобнее устроившись в темноте, Соня начала кушать мед. Обычно Соня никогда так не поступала. Она же была очень воспитанной мышкой. Но, во-первых, она сегодня уже сильно волновалась, а во-вторых очень уж давно она не ела такого вкусного меда. Соня уплетала его за обе щеки, пока не услышала мамин голос. Мама очень тихо кому-то говорила, что Марта сегодня совершенно не может уснуть. Соне стало стыдно. Сон она еще Марте не принесла, а меда слопала уже 6 ложечек! Соня скорее облизала усы, лапки и кончик хвоста. Как он измазался в меде, Соня не поняла, но это было и не важно. Важно было донести скорее сон. Потому что брыкаться он так и не перестал, и потому что мама Марты немножко расстроилась. Соня запомнила, где стоит мед, и пошла в комнату, попутно подумав, что макать в мед печенье было намного вкусней!

А Марта ворочалась с боку на бок и никак не могла уснуть. Вроде и подушка мягкая и одеяло теплое, но сон все никак не шел. Сейчас, сейчас, подумала Соня и залезла в изголовье кровати. Тихонько уселась позади подушки и открыла свой рюкзачок. Сон вылез, отряхнулся, и радостно полез обнимать Марту. Такой легкий, невесомый, мягкий, он обнял ее всю и марта стала дышать ровнее и глаза ее сами собой закрылись. А сон спихнул мышку с кровати.

- Завтра про белого зайца ей принеси, велел сон мышке. А Соня уже закрывала свой рюкзачок.

Тут слегка скрипнула дверь и в комнату вошла мама. Соня скорее спряталась за ножку кровати, а сон замер. Вдруг его мама тоже увидит? Но она заметила только уснувшую Марту. И мышка Соня счастливая пошла домой. Нужно еще было успеть приготовить сон на завтра.


"Марта и сон"

Марта почти уснула, убаюканная маминым голосом. Ресницы тихонько переплетались друг с другом, подушка стала совсем невесомой, и полумрак помогал сворачиваться маленьким калачиком под одеялом. Мамина рука лежала на одеяле, мама чему-то улыбалась и…совсем не заметила проскользнувший лучик лунного света на подоконник Мартиной комнаты. Лучик блуждал сначала по шторам, потом по оконной раме, потом по Мартиной стене. Потом по подушке и по Мартиной щеке, а потом вернулся на подоконник. Казалось, что лучик играет сам с собой в ночные прятки. Марта уже почти устала за ним наблюдать, как вдруг лучик осветил белую попку и хвост. Соня кралась по подоконнику, огибая горшки с цветами, и несла свой тяжеленный рюкзачок к Марте. Рюкзачок елозил по мышиной спине, и от этого казалось, что Соня немножко раскачивается. Марта на всякий случай замерла, чтобы мама не заметила, что она проснулась и, чтобы получше разглядеть крадущуюся Соню. Лучик скакал перед мышкой, освещая ей дорогу вдоль подоконника по батарее. Но лучик торопился и постоянно перескакивал, то на хвост, то на мордочку, то на Сонину попку. То высвечивал ярким пятном рюкзак, который отдельно от Сони казался огромным шевелящимся и двигающимся пятном. Соня, слезала с подоконника попкой вниз, уцепившись лапками за штору, и смешно спрыгнула на ковер. Вместе с Соней рюкзачок подскочил наверх и сон в нем очень сильно закряхтел. Лучик спустился вместе с Соней на пол, прошмыгнул под креслом, попал опять Соне на хвост и потом на мордочку. В лунном лучике шерстка Сони была необыкновенна красива. Она даже немножечко искрилась. И только рюкзачок закрывал половину мышкиной красоты. От того что сегодняшний сон в рюкзачке был большой, самой Соне казалось что она жутко топает, но на самом деле еле шаги были совершенно никому не слышны. Даже маме. Пройдя под креслом и обойдя комод, мышка уже почти добралась до Мартиной кровати. А Марта повернулась на бочок, чтобы лучше было видно. Но тут, лучик скользнул от комода к кровати и осветил мамины ноги. Лучик заметался по полу, пробежал по Мартиным тапочкам, по одеялу и подушке. Соня остановилась в раздумье, успела ли увидеть ее мама? А лучик тем временем скользнул на стену, спрятался за штору, и комната оказалась в полной темноте. Соня вздохнула и села, сняв рюкзачок со спины. Ну и как ей маленькой, в полной темноте, затащить рюкзак к Марте на подушку?!

А тем временем, пока лучик прятался за шторкой, мама размышляла, показалось ей или нет, что на полу комнаты лежит какая-то игрушка? Или это не игрушка? Наклонилась проверить и почти схватила Соню за хвост. От неожиданности Соня выставила рюкзачок вперед себя, и мама подняла его с пола.

Интересно, что же это такое? Подумала мама, ощупывая рюкзачок.

Интересно, что же сейчас будет? Подумала Соня и встала на задние лапки.

И тут мама совершенно случайно задела застежку указательным пальцем. В полной темноте, из рюкзачка начал вылезать Сон. Удивился, что кроме Марты в комнате еще кто-то есть, засучил рукава, спрыгнул на подушку и тихонечко подул Марте на макушку. А потом долетел до мамы и подул на нее. Не зная, хватит ли сказки на них обеих, Сон дул изо всех сил, да так, что на полу вместе с мамой и Мартой уснула маленькая мышка Соня.

….Марте снился красивый лес, со смешными белками, которые бегали на перегонки и кидались друг в друга шишками. Белки были с рыжими, пушистыми хвостами, и Марте срочно захотелось такой же. Хорошо, кивнула одна из белок - и у Марты тут же оказался великолепный рыжий хвост. Хвост помог ей взобраться на дерево и начать кидаться в белок еще не спелыми, мягкими зелененькими шишками. Марта и не знала, какие шишки смешные, когда совсем маленькие. И о том, что шишки бывают мягкие, раньше Марта тоже не знала. Но самое замечательное в этом сне было то, что она могла так легко и быстро перепрыгивать с дерева на дерево как настоящая белка! И разговаривать, тоже с совершенно настоящими, только «сонными» белками! И еще Марта узнала, что свой пушистый хвост белки могут использовать как парашют. Поэтому, даже если белки падают с дерева, то приземляются совершенно невредимыми. Но как только Марта задумалась, то сразу пропустила летящую в нее шишку. Тут белки засмеялись и убежали, и Марте пришлось их догонять, прыгая с дерева на дерево и используя свой новый рыжий хвост как руль.

А Соне снилось, как она садится в самолет и летит в Англию, на настоящие ежегодные соревнования по катанию сыра! Правда - правда, для Сони этот чемпионат был огромной мечтой. Такой же большой, какой может казаться маленькой мышке головка сыра весом в 100 килограммов.

А маме снилось море. Теплое море с белыми барашками на волнах. Снующие под водой яркие рыбы, ракушки, кораллы. И мягкий теплый песочек. Золотистый и невесомый.

Интересно, а что такое море, - подумал сон, и поудобнее устроился на подушке. До утра было еще далеко, ночные истории продолжались, лунный лучик успокоился и уютно устроился в складках штор, Соня спала с подрагивающими передними лапками на ковре (чемпионат то уже начался!), а мама с Мартой в обнимку спали на кровати.


Мальчик Федя, овечка Люся и Африка

Овечка Люся была в глубокой задумчивости. В одной лапке она держала белый клевер, а в другой розовый. Если вы думаете, что она размышляла о том, какой из них съесть, то вы ошиблись. Люся размышляла о жарких странах и экзотических животных. А все потому, что мальчик Федя прочитал книжку про Африку. И теперь перед сном он представлял не Люсю с другими овечками, а бегемота, крокодила, слона и даже прыгающего жирафа. Вот Люся, к примеру, никак не могла себе представить прыгающего жирафа. Потому что Люся точно знала, что у жирафа, в отличии от овечек, очень-очень длинные ноги. И стройные ноги, додумала Люся свою мысль до конца. Конечно, не было ничего плохого в том, что мальчику Феде понравилась книжка про Африку. Но Люсе остался почти последний экзамен, чтобы стать сонной овечкой высшей гильдии. А сдать его вместе с жирафом и крокодилом она не представляла, как. Люсе срочно нужно было что-то придумать. Для этого у нее был целый день. Точнее, всего один день. Поэтому овечка положила оба клевера в рот одновременно. Что бы родилась хорошая идея надо подкрепится. Потом Люся сходила на полянку с белым клевером, а потом и на полянку с розовым. Но придумать почему-то ничего не получалось. И Люся, совершенно опечаленная, потрусила в кафе за пирожными. По дорожке она сжевала еще и лютик, и веточку мяты. Мята была очень вкусная, намного вкуснее мятной пасты. И тут Люся закричала – маврика, маврика! В это время на соседней полянке гуляла третья по счету сонная овечка. Которая по праву считалась самой умной и образованной овцой. Когда Люся закричала, третья овечка покачала головой и крикнула в ответ – Эврика Люся, а не маврика. – Я знаю, - очень радостно проблеяла ей Люся в ответ. Просто я кричала с полным ртом мяты! Прости меня, - сказала Люся и все равно побежала за пирожными. А третья, очень умная овечка, снова покачала головой.

В этот вечер мальчик Федя сам с удовольствием залез в свою кроватку. Но совсем не для того чтобы спать, как подумали обрадованные мама и папа. Федя взял с собой в кровать книжку про Африку, с которой он не расставался вот уже несколько дней. Прошло пол часа, потом еще пол часа, и еще немножко. Папа вздыхал, мама уже устала уговаривать Федю, а бабушка уже дала целых три конфеты. Но Федя не спал. Африка была интереснее чем сон. Но потом, терпение у дедушки лопнуло, он выключил свет и сказал : - а теперь считай африканских овечек!

Федя немного приуныл, но глаза закрыл. С дедушкой спорить было бесполезно. Ну откуда в Африке овечки, думал он. Как тут…прямо через малюсенький барьерчик перешагнул бегемот с маленькой белой овечкой на спине. За ним шел слон, со второй овечкой, и придерживал ее хоботом. За ним крокодил – с трясущейся овечкой на спине. А когда появился жираф, тоже с овечкой – Федя был абсолютно счастлив. И рад тому, что в Африке все-таки есть овечки! Так же счастлива была Люся. Просто она еще не знала, что третья овечка, которая ехала верхом на крокодиле, сильно испугалась и от этого похудела. И в конце концов решила обидеться на Люсю. Так что не видать овечке Люсе экзамена как собственных ушей. А собственные уши не могла увидеть ни одна овечка, ни жираф, ни бегемот, ни крокодил, только слон….


«Украденный сон Марты»

Раньше Марта не знала, что сны могут пропадать. Ведь как все было? Она ложилась спать, и яркие сны, как мультики, сопровождали ее до утра. И совершенно ничего для этого было не нужно. Достаточно было просто закрыть глаза. А теперь сны пропали. Точнее они были, но пропали. Марта и сама никак не могла понять, как это так? Закрываешь глаза, засыпаешь, и вместо мультика темнота. А на утро очень, очень обидно просыпаться. От этого каша кажется совсем не вкусной, а небо и не очень-то ярким. И сначала Марта очень ждала и надеялась на завтра. Но завтра наступало, а сны совсем не возвращались. То есть абсолютно. Наверное, нужно провести расследование, думала Марта, ведь именно так ищут все пропавшее. А может попросить поисковую собаку обнюхать Мартину комнату? И найти сны? Но где взять собаку? И главное, как ей объяснить, что искать? Марта была расстроена и грустила, несмотря на то, что было всего лишь раннее осеннее утро. Когда воздух прозрачен и только-только начинает похрустывать.

А Соня целые дни готовила сны. Работы у нее прибавилось. Но Соня была очень старательной мышкой, поэтому время от времени проверяла, нравятся ее сны или нет? И сегодня утром Соня решила забежать к Марте, и узнать, понравился ей или нет последний сон про уточек? Мышка радостно преодолела лестницу, трубы, какие-то перегородки, и отметила для себя на карте новые тропинки других мышек. Как вдруг наткнулась на огромную паутину. Паутина была переливчатая, серебристо тоненькая и нежно пахла детскими снами, и печеньем с молоком. Непорядок! Подумала Соня. А порядок она очень любила. Мышка огляделась по сторонам в поисках паука. Его не было на месте. Соня пометила на карте расположение паутины и отправилась к Марте. Каково же было ее изумление, когда она узнала, что Марта совсем не видит сны, которые она, так старательно готовит и приносит. Соня сильно расстроилась и отправилась домой. Надо было думать и разузнавать куда могли пропасть Мартины сновидения? Но от того что Соня сильно расстроилась, никаких мыслей в ее голову не приходило… Долго ли, коротко ли она грустила, но норные часы уже пробили полдень. Как тук раздался стук в дверь:

- Когда в этой норе подают Второй завтрак?!

Соня встрепенулась и радостно побежала в коридор. Вот теперь все точно наладится! Соня так усиленно думала про то, кто ей может помочь, что приехала ее сестренка Дрема, приехала и привезла с собой своих знаменитых карамельных конфет. Потому что Дрема считает, что под хруст карамелек лучше думается. Вот, например, сушки или сухарики категорически не подходят. Только карамельки. Дрема даже проводила специальное сладкое исследование. И теперь у Сони есть книжка «лучший хруст сладостей для размышлений».

- Я очень долго думала, какие карамельки привезти, - сказала Дрема, - целых пол часа! – и я решила, что лучше всего подойдут молочные и шоколадные карамельки.

Соня побежала ставить чайник. Ради такого случая у нее было припасено несколько листочков сушеной мяты.

- Хороший план требует подкрепления и сладкого, - глубокомысленно заявила Дрема и подняла кверху кончик хвоста.

Мышки сели за стол и стали думать. Точнее есть, но думать. Соня на второй завтрак предложила сестре печеные кусочки тыквы с медом и орешками. Яблочный пирог и чай.

-Тыквы в этом году просто замечательные, - сказала Дрема. Я, пока ела свою, жила в ней три дня! В голосе Дремы было много гордости. И Соня ее понимала. Не каждая мышка могла съесть за три дня целую тыкву!

-Сама? Ты сама съела целую тыкву?! Дрема свесила хвост и опустила глаза.

-Да….но хватит про тыкву! Пора приступить к плану!

Тут мышки отложили все вкусности подальше.

- Значит паутина пахнет печеньем, а Марта грустная?

-Да, - тихо ответила Соня.

- И ты думаешь, что Паук крадет Мартины сны?

Да, - снова ответила Соня. Но только ее сны пахнут печеньем! И я уверена, что он их крадет! Да и потом, когда я рассматривала паутину, то явственно услышала Кря! А уточки должны были быть в последнем Мартином сне….

Дрема совершенно случайно потянулась лапкой к карамельке. Хрум-хрум задвигались мышиные щёчки. – Грыму-хрум-хрум-иря-сказала Дрема. То есть, нам с тобой сначала надо посмотреть на паука. И задумчиво положила в рот шоколадную карамельку.

Поскольку мышки по природе очень ответственные, то они сразу собрались идти смотреть на Паука. Дрема хотела взять с собой остатки яблочного пирога, но Соня решительно вернула его на стол.

-Мы должны идти тихо!

И мышки отправились в путь. Ради тишины Соня предложила закусить хвосты. И между собой они договорились идти след в след. И ни в коем случае не топать! Так, совершенно незаметно, они почти добрались до паутины. Соня остановилась перед последним поворотом, но Дрема, не рассчитав свой вес и шаг, врезалась в Сонину попку, и тут же Сонин нос вылез из-за угла. От испуга Соня хотела пискнуть, но во рту был хвост и мышкам удалось соблюсти тишину. Через минуту собравшись с мыслями две заинтересованные мордочки уставились на паутину. Паутина мелодично-медово переливалась, и откуда-то неподалеку доносился тихий плач. Хвост Сони дернулся целых два раза.

-Мне кажется там кто-то в беде, - тихо прошептала мышка.

- Сначала надо разобраться с Пауком- выдохнула ей в ухо Дрема.

А по паутине прошла волна, и хрустальные капельки, словно слезинки, прокатились по тонким нитям. Мышки, взявшись за лапки обошли паутину. В углу, прямо за ней, плакал Паук, взявшись тремя лапками из восьми за голову. Четвертой держал мокрый платочек, а пятой сухой.

- Зачем ты воруешь чужие сны? - топнула ногой расхрабрившаяся Дрема.

Паук попытался вытереть слезы мокрым платком. Потом принялся выжимать его всеми лапками, уронив при этом сухой платок.

Какой странный злодей, подумали мышки одновременно. А злодей-плакса продолжил реветь, и паутина ему вторила. По тоненьким серебряным нитям текли необыкновенной красоты капли, в каждой из которых был маленький кусочек сна.

-Почему ты плачешь? - спросила смелая Соня.

- Мне очень-очень одиноко, - ответил Паук. – Со мной совсем никто не дружит. И у меня совершенно нет ничего сладкого!

Надо было брать пирог, подумала Соня. Как хорошо, что у меня есть карамельки, подумала Дрема.

Паук съел сначала одну конфетку, потом вторую, потом третью и наконец то перестал плакать и стал улыбаться.

- Ну что же, - сказала Соня, - надеюсь ты знаешь, что совершенно не честно красть чужие сны.

А своих у меня нету- ответил Паук. И положил пятую конфетку в рот.

- Так дело не пойдет! - возмутилась Соня. Это сны, которые я приношу малышам. Очень, очень плохо их красть.

-Я согласен, ответил Паук, - но что же мне делать?

- Договариваться! - глубокомысленно изрекла Дрема, - и протянула Пауку очередную конфету.

На уговоры, переговоры и договор, ушло очень много времени. Наверное, часа два, и целых пол кило карамелек. Но Дрема очень умная мышка, поэтому все переговоры прошли отлично. И Паук обменял украденные сны на карамельки и пообещал, поклявшись всеми лапками больше их не красть.

Марта лежала и думала, что, наверное, все дело в том, что она очень плохо закрывает глаза на ночь. Может быть, нужно хорошенько зажмурится и тогда сон придет? Марта легла на бочок, зажмурила глазки и принялась ждать. Как тут, совершенно случайно, мимо нее пролетела прекрасная утка. У нее был рыжий клюв и такие же лапки. Утка опустила голову и прокрякала Марте – я лечу на Юг, не хочешь со мной?

Соня Дрема и паук сидели на окошке. Двое из них уплетали конфеты, и только Соня вдохновенно сдувала капельки с мерцающей паутины, уж очень ей хотелось, чтобы Марта увидела уток.



Тэги: сказки   Марина Андреева  

Возврат к списку